12+

 

ПАМЯТНАЯ ДАТА ИСТОРИИ РОССИИ: Битва при Нови 4 (15) августа 1799 г.

Нови – итальянский город в Ривьере ди Поненте, на дороге из Тортоны в Гави. Известен двумя битвами эпохи Революционных войн: 15 августа и 9 ноября 1799 г. Из них битва 15-го (по старому стилю 4-го) августа имеет гораздо большее значение, чем вторая. Она является частью Итальянского похода Суворова.

Сначала Суворов имел намерение дождаться приближения французских войск в долине у Ривальты, где его многочисленная конница давала ему верную надежду на успех в битве, но потом, видя, что неприятели стояли неподвижно, решил напасть на них при Нови. В следующий день были сделаны все распоряжения к атаке. Жубер, прибыв к Нови и увидев пред собою корпус Края, только тогда узнал о взятии противниками Мантуи. На собранном им военном совете было решено уклониться от боя; Жубер хотел отступить ночью с 14-го на 15-е августа, но прежде ждал донесения от своих аванпостов. Это замедление было причиной того, что Суворов принудил его вступить в битву.

По неизвестным причинам, эти три нападения были произведены не вместе, но в весьма разное время. 15-го августа, в 5 часов утра, Край начал атаку. Белльгард с 13 батальонами напал на дивизию Груши; Отт с таким же числом батальонов – на дивизию Лемуана, составлявшую левый фланг французов. Генерал Секендорф, с 4 батальонами и несколькими эскадронами, двинулся в обход их по долине Леммы. Войска Лемуана, внезапно атакованные австрийцами, сильно пострадали от их огня. Жубер, прискакавший туда для восстановления порядка, был убит пулей. Прежний французский главнокомандующий, Моро, еще находившийся при армии, немедленно принял начальство, снова устроил войска и ввел их на утраченную позицию.

Австрийцы, под защитой своей превосходно действовавшей артиллерии, произвели в битве при Нови вторичную атаку, градом ядер и гранат осыпая французов, у которых был недостаток в пушках. Белльгард, чьё нападение на дивизию Груши было неудачно, отправил свою кавалерию на косогор Монфичелло, чтобы через долину Риаско ударить с тыла на деревню Пастурану. Генералу Секендорфу былоназначено подкреплять этот превосходный маневр. Французская конница генерала Ришпанса, угрожаемая с фланга, двинулась влево от Пастураны; дивизия Лемуана начала колебаться; но генерал Секендорф, увлеченный преследованием незначительного французского отряда к Оваде, пропустил благоприятное мгновение, а между тем Периньон, соединив кавалерию Ришнанса и Клозеля, кинулся на дивизию Белльгарда. Генерал Партоно со своею бригадой последовал за Периньоном, и левое французское крыло снова оправилось.

Было 8 часов утра, а правое крыло и центр французов, которым командовал Сен-Сир, еще не были атакованы. Пользуясь этим временем, они успели приготовиться к сильной обороне. Генерал Ватрен получил приказание оставить Санто-Бартоломео и расположиться вправо от города на уступах Монте-Ротондо. Часть резерва, помещенного у Каваны, была придвинута влево для подачи, в случае нужды, помощи обоим флангам. Высоты, вправо от Нови, были заняты полубригадою с 4 пушками; другая полубригада с двумя кавалерийскими полками и 4 пушками расположилась сзади первой. Бригаде Гарданна было поручено защищать Нови. Генерал Колли занял позицию на высотах левее города, Князь Багратион по приказанию Суворова, двинулся против Нови и, невзирая на сильный неприятельский огонь, пошел к Бельведере и Кассинетте, отправив 4 батальона к Монте-Ротондо. Дивизия Ватрена, шедшая от Кассано к Нови, опрокинула этот отряд и, напав с левого фланга на Багратиона, оттеснила его к стороне Поццоло.

В это время Суворов, с дивизиею Дерфельдена, появился на поле битвы при Нови и решил устроить общую атаку. Дерфельдену было приказано подкрепить Багратиона, Краю – возобновить нападение на левое крыло французов, Меласу выступить из своего лагеря при Ривальте и образовать левое крыло союзников, а Розенбергу, с его дивизией, – двинуться из-под Тортоны к Поццоло-Формигаро. Отт напал с фронта на левое крыло французов, но не мог удержаться на занятых уже высотах. Белльгард, предпринявший обход по долине Риаско, был отброшен бригадами Гранже и Клозеля. Но генерал Партоно, с неосторожностью преследуя отступающих, был взят ими в плен, а австрийская кавалерия, прикрывая ретирующуюся пехоту, нанесла сильный вред неприятелю. Так же мало имел успеха и сам Суворов, действовавший в центре битвы; он произвел главное нападение на западное предместье Кассинетты, но находившиеся здесь дивизии Гардана и Ватрена оказали столь упорное сопротивление, что русские, после долговременного, кровопролитного боя, отступили в долину.

Изнуренные зноем и трудами, союзники на два часа прекратили огонь. Наконец, в три часа, на поле битвы при Нови явился Мелас. При самом выходе из Ривальты он разделил свой корпус на три колонны: бригада Нобили, направившаяся вверх по правому берегу Скривии, должна была обложить Серравалле; генерал Митровский шел по левому берегу к горе Монте-Ротондо. У Меласа оставались только две гренадерские бригады, Лузиньяна и Лаудона. Он послал бригаду Лаудона в подкрепление Митровского, а бригаду Лузиньяна лично повел к высотам, находящимся на восток от Нови. Тогда Сен-Сир приказал Ватрену, преследовавшему русских, немедленно возвратиться. Лаудон отрезал ему дорогу. Соединясь с Митровским за Каваной, он построил свое войско в колонны и пошел против Ватрена. Между тем Лузиньян по гребню высот приближался к Нови. Дивизии Ватрена ничего более не оставалось, как с великим уроном пробиться на дорогу к Нови и занять позицию за рекой Форновой. На правом крыле Край, после десяти нападений, не выиграл ни шагу. В центре битвы главнокомандующему удалось оттеснить французов к Нови, откуда они открыли по русским убийственный ружейный огонь. На крайнем левом крыле союзников бригада Нобили окружила Серравалле, отбросив генерала Домбровского к Боккете.

Наступил шестой час вечера. Французы мужественно держались на высотах между Нови и Пастурано; но Суворов соединил дивизии Ферстера и Швейковского для решительной атаки в центре, между тем как Край и Мелас на обоих флангах должны были возобновить нападение. Моро, предвидя судьбу битвы, сделал распоряжения к отступлению. Дивизии Ватрена он приказал занять высоты за Форновой при Тассароло и Санто-Кристофоро, чтобы прикрыть войска генералов Лабуасьера и Гардана по выступлении из Нови. Бригады Колли и Герена маскировали это отступательное движение наступательною демонстрацией. Мелас приближался с великою осторожностью, и поэтому французами и удалось отретироваться в совершенном порядке.

Нови был с боя занят русскими; между тем Край оттеснил дивизии Лемуана и Груши к Пастуране. Багратион, примкнув к левому его крылу, вместе с дивизией Отта ударил на французов и с помощью Белльгарда отбросил их в долину Риаско. Тогда левое неприятельское крыло пришло в замешательство. Страх овладел столь храбро сражавшимися дотоле в битве войсками и каждый старался поодиночке спасаться, как умел. Генералы Периньон и Груши, желая спасти артиллерию, слишком долго промедлили в Пастуране, были ранены и взяты в плен. Бригада Колли, не имея точных сведений о поражении левого крыла, сражалась мужественно. Но лишь только она начала ретироваться к Тассароло, Багратион напал на нее с тыла, и Колли, после отчаянного сопротивления, тяжелораненый, сдался в плен.

Разбитые при Нови французы только при Гави пришли в порядок. Союзники, утомленные продолжительным боем, слабо их преследовали. Край и Дерфельден остановились за Броггерой; Мелас – между Броггерой и Риаско, против Тассароло. Французы, кроме своего главнокомандующего и 4 других генералов, потеряли 1,500 убитыми, 5000 ранеными, 3000 пленными, 37 пушек, 28 зарядных ящиков и 4 знамени. Урон союзников состоял из 1800 убитых, 5200 раненых, 1200 пленных и 3 пушки.

Битва при Нови – самое кровавое сражение в истории Революционных войн – не имела важных последствий. Французы возвратились в Ривьеру ди Генуя, а Суворов – в окрестности Алессандрии, где простоял 14 дней, готовясь к новым наступательным действиям.

                                                    Специалист СОО по комплексной реабилитации О.М.Броун